advertisement_alt advertisement_alt advertisement_alt advertisement_alt

Михаил Клестов!!! Статьи, цитаты...

Тема в разделе "Бодибилдинг", создана пользователем андрейqwer, 27 май 2016.

/5, Голосов: 0

advertisement_alt advertisement_alt advertisement_alt advertisement_alt
  1. TopicStarter Overlay
    андрейqwer

    андрейqwer Друг форума Пользователь

    Сообщения:
    1.115
    Оценки:
    +1.570 / -1
    Почему часто не работают зарубежные методики?

    Автор: Михаил Клестов

    О зарубежных методикахУважаемые читатели. В этой публикации мне хотелось бы затронуть тему, актуальность которой не пропадает уже в течение нескольких десятков лет. Имея счастливую возможность общаться с вами не только на страницах журнала и нашего сайта, но и в многочисленных тренажерных залах, на семинарах и соревнованиях, я часто отмечал, что многие серьезные и думающие атлеты, не знакомые, и даже никогда не видевшие друг друга, отмечают одну характерную особенность. Она заключается в том, что многие зарубежные методики и тренировочные программы, опубликованные в наших, да и не только в наших журналах оказываются, порой, не эффективными, а в некоторых случаях приводят к перетренированности и застою.
    Именно эту тему мне и хотелось обсудить в рамках данной статьи.
    Не беря во внимание различные взгляды на силовой тренинг и уровень компетентности публикуемых авторов, а все материалы, допущенные к публикации в наших журналах, проходят тройной контроль, существует ряд объективных факторов, упускаемых из вида нашими читателями. Поэтому я хочу обратить ваше внимание на следующие моменты.
    Во первых, для успешной реализации любой тренировочной программы, фундаментальным является адекватная нутритивная поддержка. Сравнивать возможности в этой области у среднего российского бодибилдера-любителя и его, скажем, американского коллеги, мягко говоря, не корректно. Цены на основные продукты питания, употребляемые силовыми атлетами, а так же цены на качественные пищевые добавки, в тех же США в полтора два раза ниже, чем в Росси даже в долларовом эквиваленте. А среднегодовая заработная плата в нашей стране не достигает уровня среднемесячной на «проклятом западе». Таким образом, лишь ничтожно малый процент наших соотечественников могут себе позволить полноценный и качественный рацион питания, какими бы знаниями в области спортивной диетологии они не обладали. В лучшем случае многим нашим атлетам удается сбалансировать диету по количественному составу основных макронутриентов и их соотношению, да и то, зачастую, путем замены высококачественной охлажденной или парной телятины, курятины и индюшатины, на относительно дешевый творог, говядину или окорочка глубокой заморозки, потерявшие всю свою биологическую ценность несколько лет назад. К тому же, как это не печально, но еще достаточно много бодибилдеров в нашей стране не понимают той фундаментальной роли, которое играет питание в силовом тренинге вообще и в бодибилдинге особенно.
    Во — вторых, нельзя не учитывать, что, несмотря на достаточно большое количество оснащенных современным оборудованием фитнесс-центров, появившихся в последнее время в Москве и других крупных городах, подавляющему большинству атлетов они не доступны по тем же материальным причинам. Поэтому многие упражнения на специальных тренажерах приходится заменять другими, сходно действующими, со свободными весами. При этом мало кем учитывается, что упражнения со свободными весами требуют куда больших затрат физической и психической энергии чем на тренажерах.
    В — третьих, все тренировочные программы, публикуемые атлетами профессионалами, подкреплены мощнейшей фармакологической поддержкой, о чем естественно нигде не упоминается.
    Такой уровень фармобеспечения попросту не доступен отечественным атлетам.
    В — четвертых, для успешной реализации любой методики огромное значение играет общий эмоциональный фон и суммарный объем стрессовых воздействий на бытовом и социальном уровне. Безусловно, что житель экономически процветающей страны с высоким уровнем социальной защиты, живущий с непоколебимой уверенностью в завтрашнем дне, имеет огромное преимущество перед нашим соотечественником по существу уже целое десятилетие лишенным каких либо реальных социальных, правовых гарантий, и даже гарантий личной неприкосновенности.
    И, наконец, одним из самых серьезных факторов, который практически никогда не учитывается нашими атлетами, это разница в менталитете и отношении к тренингу у Россиян и их зарубежных коллег. Ни один западный атлет, даже профессионального уровня, не будет тренироваться с таким упорством, самоотверженностью и я бы даже сказал ожесточенностью, как семнадцатилетний паренек, из какого – нибудь города Пскова или Воркуты, мечтающий о бицепсе в сорок сантиметров, так, как будто это для него вопрос жизни или смерти. Рассмотрим, например, что такое форсированное повторение в понятии российского культуриста и его западного коллеги: для Россиянина форсированное повторение начинается тогда, когда сам он не может сдвинуть тренировочный вес ни на сантиметр, даже при помощи читинга. Для американца же (англичанина, немца и т.д.) форсированное повторение начинается в момент, когда атлет не может выполнять тренировочное упражнение в прежнем темпе, и скорость движения отягощения замедляется. Есть разница? Похожая ситуация наблюдается и с понятием «
     
  2. TopicStarter Overlay
    андрейqwer

    андрейqwer Друг форума Пользователь

    Сообщения:
    1.115
    Оценки:
    +1.570 / -1
    Проблемы восстановления и супервосстановления

    M. Клестов

    В этой статье мы попытаемся предоставить вашему вниманию в наиболее доступной форме тот багаж знаний по проблеме восстановления и супервосстановления, которым уже много лет владеет спортивная наука.
    В процессе восстановления спортивная физиология выделяет четыре фазы: быстрое восстановление, замедленное восстановление, суперкомпенсация (сверхвосстановление) и отставленное или отсроченное восстановление. Причем ход восстановительных процессов характеризуется гетерохронностью (разновременностью) течения восстановительных реакций, а также строгой последовательностью их качественных и количественных характеристик. Первая и вторая фазы характеризуют динамику восстановительных процессов до достижения энергетических и пластических характеристик организма предтренировочного уровня, третья фаза результирует прирост функциональных и морфологических характеристик организма спортсмена, а четвертая фаза знаменует возврат к дотренировочному уровню при отсутствии повторной адекватной нагрузки в течение определенного времени.

    Практический смысл всего сказанного выше таков: во время и сразу же после интенсивной физической нагрузки происходит в первую очередь снижение уровня АТФ и других макроэргических фосфатов в мышечной ткани, а также наблюдается определенное исчерпание запасов гликогена в мышцах и печени, формируется определенная кислородная задолженность организма, так как энергообеспечение интенсивной силовой работы происходит в анаэробном режиме. Наблюдается также определенное разрушение белковых структур мышечной ткани, в первую очередь - сократительных элементов (миофибрилл), в результате физиологического изнашивания, а также расходование ряда гормонов, ферментов и других биологически активных веществ.

    Поэтому протекание восстановительных процессов начинается с ликвидации кислородного долга и восстановления, в первую очередь, энергетического гомеостаза (постоянного состава внутренней среды) мышечного веретена, нарушенного во время силовой тренировки. В течение первых минут и часов после тренировки организм стремится восстановить уровень макроэргических фосфатов и АТФ в клетке, в первую очередь за счет активации окислительных процессов. Так же в течение первых 12-48 часов после тренировки происходит ресинтез гликогена в мышцах и печени, что еще увеличивает энергетический потенциал мышечной клетки и организма в целом. И до тех пор, пока организм не восстановит уровень АТФ в мышечной ткани, процессы белкового синтеза, то есть анаболизма, не начинаются. А это означает, что повышенная потребность организма в пластическом материале - а именно, в белке - возникает не раньше, чем через 24-48 часов после интенсивной тренировки, и активная загрузка протеином сразу после тренинга принесет пользу только вашему поставщику протеиновых добавок. Поэтому не увеличивайте количество протеина в первые 12-24 часа после тренировки выше того, которое необходимо для поддержания жизненных функций вашего организма, что для атлета будет означать порядка 25% от суточной калорийности.

    Правда, все вышеизложенное не касается отдельных аминокислот, таких как ВСАА и глютамин, которые непосредственно увеличивают прямым или косвенным образом энергетический потенциал мышечной клетки.
    Таким образом, активный белковый синтез в мышце, подвергшейся воздействию интенсивного силового тренинга, начинается спустя 12-24 часа в самом оптимальном случае, а после продолжительной тяжелой тренировки уровень АТФ и нуклеотидов остается пониженным в течение 48-72 часов, то есть анаболизм запускается еще позднее. И любые значительные энерготраты в первой и второй фазах восстановления отодвигают фазу суперкомпенсации на непредсказуемое время.

    Подводя итог вышеизложенного, можно рекомендовать прием повышенного количества углеводов и веществ, способствующих повышению уровня АТФ и ускорению ресинтеза нуклеотидов, таких как ВСАА, креатин, рибоза, глютамин (возможно, прогормоны), при умеренном потреблении белка в первые 24 часа после тренировки. Учитывая, что скорость ресинтеза гликогена в мышцах и печени составляет у атлетов в среднем 25 граммов в час, при приеме 600 граммов углеводов в первые 24 часа после тренировки, можно рассчитывать на полную компенсацию запасов гликогена в организме в течение первых суток после тренинга. Безусловно, эти 600 граммов углеводов принимаются сверх того количества карбогидратов, которые вы принимаете в составе суточного рациона для компенсации энерготрат. Указанная выше цифра является относительной и обозначает верхний предел послетренировочной углеводной загрузки.

    И только после этого на первый план выходит протеин. Причем рационально будет построить свой тренинг и диету таким образом, чтобы максимальным образом использовать суперкомпенсационные возможности организма и получать как можно более весомые приросты мышечной массы и силы от каждой проведенной тренировки. Безусловно, это справедливо только в том случае, если вас интересует в первую очередь результат, а не только сам процесс работы с отягощениями. Подумайте, стоит ли загружать протеином «белковое окно» в течение первого часа после тренировки, если повышенная потребность вашего организма в нем (протеине) возникнет не ранее, чем спустя сутки после интенсивной тренировки? Восстанавливать с помощью белка запасы гликогена - это то же самое, что топить печку денежными ассигнациями. И нужны ли вам ежедневные тренировки, если после одного интенсивного занятия ваши мышцы растут еще 3 дня?

    Выводы:

    1. Для оптимизации восстановления сразу после тренировки принимайте 5 граммов креатина, 3-5 граммов рибозы, 6-10 граммов глютамина и 3-6 граммов ВСАА.

    2. В течение первых суток после тренировки принимайте повышенное количество углеводов (из расчета 25 граммов в час) и умеренное количество легкоусвояемого белка.

    3. В промежутке от 24 до 72 часов после тренировки увеличьте дозу протеина в своем рационе до 35-40% от суточной калорийности.

    4. Постарайтесь максимизировать приросты мышечной массы и силы от каждой проведенной тренировки, для гарантии оптимального восстановления и максимальной суперкомпенсации не проводите ежедневных тренировок, а также ограничьте время интенсивного тренинга 40-50 минутами - больше не всегда лучше.

    5. Указанные дозировки не являются универсальными, а приведены как иллюстрация фортификации восстановления атлета довольно высокого уровня, чей мышечный вес составляет 90-100 кг при проценте подкожного жира не выше 12%.
    Прикрепленные изображения
    [​IMG]
     
  3. TopicStarter Overlay
    андрейqwer

    андрейqwer Друг форума Пользователь

    Сообщения:
    1.115
    Оценки:
    +1.570 / -1
    С Михаилом Клестовым об инсулине

    Познавательное интервью Дмитрия Яковины

    ● Вкратце о главном

    Михаил Владимирович Клестов не нуждается в представлении, его имя широко известно тем, кто увлекается бодибилдингом, но не просто тупо посещает тренажерный зал, а интересуется всеми аспектами своего увлечения — методикой, питанием, восстановительной фармакологией. Любой увлеченный атлет, перелопачивающий горы литературы и периодики обязательно наткнется на работы Михаила Владимировича. Его основное отличие от других «гуру» бодибилдинга в том, что он сочетает в себе сплав из мощной теоретической базы, основанной на высшем медицинском образовании и практике работы эндокринологом, а также огромный практический опыт, как личный, так и тренерский, стаж которых перевалил за три десятка лет. Темой сегодняшней беседы станет инсулин в спорте



    Инсулин достаточно давно используется в силовом спорте, насколько актуально его применение в настоящее время?

    Михаил Клестов: Инсулин как препарат своей значимости не потерял и никогда не потеряет, в том числе и в спорте. Другое дело – профессиональный спорт и активная физкультура, это весьма разные вещи. Применение инсулина в спорте высших достижений, обусловленная в настоящее время, – необходимость, а его использование на любительском, то есть несоревновательном уровне, на мой взгляд, нецелесообразно. Экзогенное введение любых гормонов – это вам не леденец или ириску слопать, уровень нагрузок и возможности потребления питательных веществ у подавляющего числа непрофессионалов такой, что не имеет смысла вводить дополнительное количество инсулина; для того количества еды, которое они могут съесть, вполне достаточно своего, эндогенного инсулина.

    Основная цель, с которой используется инсулин? Возможно ли его применение без поддержки анаболических стероидов?

    М.К.: Инсулин – это гормон, который обеспечивает проведение питательных веществ – глюкозы, аминокислот, жирных кислот внутрь клеток. Инсулиновый механизм не единственный в организме, но основной, поэтому применяют его с целью повышения возможностей мышечной ткани к абсорбции питательных, а также иных веществ, например, креатина. В отличие от гормона роста, инсулин свою функцию выполняет и без дополнительного приема анаболических стероидов.

    В общераспространенных источниках рекомендуют использовать в спортивной практике короткий и ультракороткий инсулин. Почему бы не практиковать инсулин длительного действия, например «Левемир», не имеющий пиков и не приводящий, как заявляют изготовители, к накоплению жира?

    М.К.: Что касается меньшего накопления жира при приеме отдельных форм инсулина – это не что иное, как маркетинговая уловка, такой инсулин, в принципе, создать невозможно. Набор лишнего веса происходит не из-за приема инсулина, а из-за неадекватного его приема, неадекватной калорийности и режима питания, уровня нагрузок. Для некоторых атлетов набор общей массы тела является желаемым эффектом, для супертяжей набор одного килограмма веса всегда в плюс, но для большинства атлетов, и не только силовиков, набор жировой ткани нежелателен. Короткие инсулины применяются в связи с отсутствием необходимости вводить большие дозы для достижения результата, 10 ЕД короткого инсулина действуют в течение нескольких часов, и этого будет достаточно для получения эффекта, а чтобы получить такое же количество инсулина в течение такого же времени за счет пролонгированной формы, придется ввести в несколько раз большую дозу. Это опасно, так как пролонгированные формы относительно непредсказуемы. Даже у лиц с отсутствием эндогенной секреции инсулина гликемический профиль не стабилен, когда у диабетиков первой формы начинается декомпенсация, их направляют в больницу и переводят на короткий инсулин, 6–8 инъекций в день, а когда наступает стабилизация, переводят вновь на пролонгированный в сочетании с коротким. А для спортсменов с нормальной секрецией эндогенного инсулина применение экзогенного длительного действия опасно тем, что гипогликемия может застигнуть в любой момент – по пути на тренировку, после нее или ночью. Спрогнозировать ее весьма сложно, поскольку возможно наслоение эндогенного и экзогенного инсулина. Свой инсулин может подняться вследствие приема большого количества углеводов, выброса контринсулярных гормонов, перемен чувствительности мышечных тканей к инсулину. На своем опыте могу сказать, что если я приму после тренировки гейнер или даже изолят на соке, то через час у меня обязательно будет гипогликемия. А когда я имел большую мышечную массу, то бывали случаи посталиментарной (вызванной питательными веществами. – Прим. автора) гипогликемии, например, в случае приема изолята протеина без углеводов. Изолят настолько быстро насыщает кровь аминокислотами, что это приводит к большому выбросу инсулина. Ведь не только поступление в кровь глюкозы, но и аминокислот и жирных кислот стимулирует секрецию инсулина, количество которого определено скоростью их поступления.

    Можно ли от гипогликемии, вызванной инсулином, получить реальную пользу? Верно ли, что такая гипогликемия вызывает микроинсульт?

    М. К.: Гипогликемия бывает различной. Легкая гипогликемия вызывает повышение аппетита, это в определенной степени принесет пользу – человек сможет больше съесть пищи. Более сильная гипогликемия, при которой начинаются клинические проявления в виде тремора, повышенного потоотделения и чувства страха вряд ли сможет принести какую-то пользу, а вот перейти в гипогликемическую кому, если человек вовремя не употребит пищу, может запросто. Что касается микроинсультов, я такими данными не владею. С точки зрения логики и физиологии легкая гипогликемия не может привести к таким последствиям, а вот нахождение в состоянии гипогликемической комы, я полагаю, может привести к гибели нервных клеток. Лечение психиатрических заболеваний с помощью гипогликемической комы, которое было распространено до изобретения нейролептиков, рассчитано на то, что из-за недостатка глюкозы будут погибать неправильно функционирующие клетки головного мозга, что, кстати, и делают современные нейролептики.

    Могут ли оральные препараты, стимулирующие эндогенную секрецию инсулина, например «Манинил», использоваться так же эффективно, как инъекции инсулина?

    М. К.: Я считаю, что применение таких препаратов не оправдано вообще. Инъекционно можно ввести желаемое количество инсулина – 5, 8, 10 ЕД и т. д., а на какую дозу принятого орально «Манинила» отреагирует здоровый организм – сказать сложно. Можно поэкспериментировать, если есть желание, с такими оральным препаратами, улучшающими чувствительность к инсулину, как «Сиофор» и «Метформин». В одном справочнике я прочитал, что каждый четвертый рецепт, выписываемый в Великобритании, это рецепт на «Метформин». Надо понимать, что если вы хотите развивать спортивные данные, силу, скорость, мышечную массу в пределах своей генетики, то никакие фармпрепараты вообще не нужны; если же вы хотите выйти за пределы своей генетики, то и расплата за это обязательно будет, вопрос только когда и какая.

    Есть ли необходимость в использовании инсулина в перерывах между курсами ААС с целью минимизировать распад мышечной ткани?

    М. К.: Я считаю, что в этом нет необходимости и нет никакой пользы. Применение инсулина в спорте высших достижений куда более сложный процесс, чем применение других гормональных препаратов, и требует от тренера более высокой квалификации в фармподготовке. Инсулин используется кратковременно и направлен на решение конкретных задач тренировочного этапа. Я знаю, что инсулин применяется и принимался легкоатлетами с целью загрузки мышц креатинфосфатом еще задолго до появления у нас моногидрата креатина, в то время вводили внутривенно неотон (фосфокреатин для инфузий. – Прим. автора). Люди летят на соревнования, прокапывают неотон на фоне введенного дополнительно инсулина и потом выстреливают на 400 или 800 метров, то есть решают конкретную кратковременную задачу.

    Улучшит ли использование инсулина эффект от внутривенного приема аминокислот?

    М. К.: Для эффективного усвоения парентерально используемых аминокислот скорость инфузии не должна превышать 30–40 капель в минуту, все, что вводится быстрее, будет просто уходить в мочу. Для такого небольшого количества аминокислот рациональнее добавлять глюкозу в аминокислотный раствор, чтобы стимулировать эндогенную секрецию инсулина. Этого будет достаточно. Парентеральное питание было актуально до появления кристаллических форм аминокислот и изолятов белка. Ведь для чего оно использовалось в спорте? Для вызывания фармакологической гипераминоцидемии (достижение концентрации аминокислот в крови сверх физиологического уровня. – Прим. автора), которую невозможно было получить приемом обычной белковой пищи. Энтеральный, то есть оральный прием кристаллических аминокислот, гидролизатов и изолятов сывороточного белка также вызывает гипераминоцидемию, поскольку в этом случае аминокислоты быстро проходят через желудочно-кишечный тракт и с большой скоростью попадают в кровоток. Это поднимает уровень мышечного анаболизма. Поэтому ждать какого-либо чудодейственного эффекта от парентерального питания нет смысла, да и то ранее он наблюдался только у спортсменов экстра-класса, находящихся на пике возможностей человека, достигнутых продуманными методиками и фармакологической поддержкой. Простым спортсменам-любителям, не приблизившимся даже до своего генетического предела, до такого уровня очень далеко и использование ими внутривенно растворов аминокислот – занятие бесполезное. Я считаю, что людям с небольшой мышечной массой, имеющим 20 кг мышц, даже изолят нет смысла принимать, либо использовать его по 10–15 гр. на порцию. Быстрое поступление большого числа аминокислот в кровь просто не даст им усвоиться. Начинающим вполне можно ограничиться комплексным протеином, но только в том случае, когда нормализовано питание натуральными продуктами. Употребление преимущественно концентрированной пищи, полученной из порошков, к росту мышечной массы не приведет.
     

Cайт не одобряет и не поддерживает применение ААС как спортсменами, так и обычными людьми и предупреждает о возможном непоправимом вреде здоровью при их употреблении.
Вся информация носит ознакомительный характер для предоставления полноценной и правдивой информации о применении фармакологии в спорте.